Home » Политика » Восемь месяцев колонии за митинг 26 марта: «Мама, не плачь!»

Восемь месяцев колонии за митинг 26 марта: «Мама, не плачь!»

В четверг в Тверском районном суде был вынесен первый приговор по делу о применении насилия в отношении сотрудников силовых ведомств на несанкционированном митинге 26 марта в Москве. На скамье подсудимых оказался 28-летний актер и социолог Юрий Кулий. Еще до процесса он признал свою вину и дело рассматривалось в особом порядке. Кулий получил 8 месяцев колонии.

Восемь месяцев колонии за митинг 26 марта: «Мама, не плачь!»

Уголовное дело о несогласованных митингах 26 марта в Москве было возбуждено по статье о покушении на жизнь сотрудника полиции (ст. 317 УК — до пожизненного лишения свободы). Участники событий и сочувствующие долго обсуждали получившего черепно-мозговую травму ОМОНовца – Евгения Гаврилова, который давал показания и на «Болотном деле».

Но мало кто обратил внимание, что в деле появились еще несколько пострадавших сотрудников полиции и к нему прибавилось статьи хулиганство (ч 2 ст. 213 УК – до 7 лет лишения свободы) и применение насилия в отношении представителя власти (ч. 1 и 2 ст. 318 – до 5 лет лишения свободы). СК неожиданно назвал имена четверых подозреваемых, которые вскоре дали признательные показания.

В деле Юрия Кулия есть несколько интересных моментов. В обмен на признание следователи в присутствии назначенного адвоката обещали отпустить актера под подписку о невыезде – об этом рассказал его адвокат Алексей Липцер – он вступил в дело уже после ареста молодого человека. Однако суд все равно отправил его в СИЗО. А показания против Кулия дал активист прокремлевской организации SERB Александр Петрунько, в котором пользователи интернета узнали человека, напавшего с зеленкой на оппозиционера Алексея Навального.

В основу обвинения против Кулия лег эпизод на Пушкинской площади. На видеозаписи, размещенной в интернете, видно, как несколько человек пытаются помещать задержанию активиста омоновцем. Один из участников пытается вырвать у омоновца дубинку, другой хватает его сзади за плечи; на помощь коллеге приходит второй нацгвардеец и бьет людей резиновой дубинкой.

Несмотря на особый порядок рассмотрения (процесс проходит без исследования докзательств, допроса свидетелей, выносится обвинительный приговор, но наказание не может составлять больше 2/3 от максимального, — “МК”), судебное заседание в четверг растянулось на 4,5 часа.

Адвокат приобщил к делу справку о том, что у молодого человека есть родствениики, нуждающиеся в материальной помощи – мама – асматик и бабушка, и благодарность Кулию за помощь в организации праздника для детей с онкологией от Фонда Константина Хабенского.

Затем судья приступила к опросу подсудимого, который больше походил на сеанс психолога. Присутствующие узнали немало деталей из личной жизни Кулия, вплоть до того, что отца он видел раз в жизни, с матерью встречается редко из-за загруженности на работе, а живет в доме в Подмосковье с “четырехлапым другом мастино наполетано”.

— Что мама-то сказала? Не поддерживает ваше участие (в акции — «МК»)? — интересовалась судья.

— Сказала: «ужас», и что я дуралей.

— А вы себя как оцениваете?

— За полтора месяца я понял, что совершил не очень хороший поступок, — говорил молодой человек.

Слова раскаяния Кулий произносил постоянно. Заминка вышла только после выступления представителя гособвинения, по версии которого “Взявшись за спецсредство – резиновую палку и потянув за плечо старшину Росгвардии в толдпу митингующих, Кулий причинил ему физическую боль.” (По словам адвоката, никаких повреждений у сотрудника полиции не зафиксировано — “МК”).

— Вы понимаете, что означает согласие с предъявленым обвинением и признание вины?

— Да. Да, — сказал актер.

— Вы знаете, что к сотрудникам полиции нельзя применять насилие?

— Я же не знал, что так получится. У меня не было злого умысла. Там на видео видно, что я разнимаю людей, — оправдывался молодой человек.

— Так вы не признаете вину, что ли?

— Да почему не признаю? Признаю.

«Неужели он думает, что эти раскаяния как-то повлияют на приговор? — перешептывались женщины в зале заседаний. — Там же все уже написано».

В перерыве адвокат Алексей Липцер пояснил «МК», что Кулий действительно хватал сотрудника полиции и, несмотря на то, что в суде было видно, что он не согласен с некоторыми эпизодами, которые вменяет ему следствие, он и адвокат решили, что шанс получить «более адекватное наказание больше, если признать вину».

В своем последнем слове актер в очередной раз принес извинения сотруднику полиции и попросил назначить ему условный срок или приговорить к обязательным работам – он сказал, что хочет работать с «солнечными детьми» (так называют детей с синдромом Дауна).

Обвинение просило приговорить Юрия Кулия к 2 годам лишения свободы. Суд принял более мягкое решение: 8 месяцев колонии- поселения. Было видно, что молодой человек к такому исходу был не готов. Он беззвучно выругался и заметно погрустнел. «Я рассчитывал на условный срок», — напоследок он попытался поговорить с журналистами, но судебные приставы быстро выпроваживали всех из зала. Когда мимо решетки, за которой сидел Кулий, проходила его мать, он крикнул: «Не плачь, мама, это мелочи жизни».

Источник

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *