Трамп подтверждает подозрения

На страницах интернет-газеты The New York Observer специалист по вопросам безопасности и контрразведки Джон Шиндлер (в прошлом – сотрудник Агентства национальной безопасности, военный моряк и профессор Военного колледжа США) пишет о том, что «русский скандал» Трампа все больше напоминает никсоновский Уотергейт.

Трамп подтверждает подозрения

Внезапное увольнение 9 мая 2017 года директора ФБР Джеймса Коми, под руководством которого ФБР вело расследование «русских связей» Трампа, вызывает прямую ассоциацию с увольнением 20 октября 1973 года специального прокурора Арчибальда Кокса, который руководил расследованием Уотергейта.

«Чем это все закончится – на этот счет каждый может строить свои догадки», – пишет Джон Шиндлер. Теперь, отмечает он, в центре внимания вашингтонских законодателей и американских СМИ оказался тот факт, что шефа ФБР, совершенно очевидно, уволили за его нежелание похоронить «русский скандал» Трампа (а отнюдь не «неправильные действия» Коми в отношении Хиллари Клинтон, как это утверждают Трамп и его команда). Пригласив Коми на ужин в Белый дом, президент добивался от него – но не получил – декларации лояльности. Еще два раза Трамп говорил с Коми по телефону – с тем же результатом. Это предопределило судьбу директора ФБР.

Пресса пишет о панике, охватившей трамповский Белый дом, и о ярости Трампа из-за его бессилия остановить «Раша-гейт». Интернет-ресурс Politico пишет со ссылкой на двух помощников Трампа (по понятным причинам пожелавших остаться неизвестными): «Он неоднократно спрашивал своих помощников, почему еще не исчезло расследование «русских связей». Он требовал от них объяснений. Иногда, видя на экране телевизора сюжеты об этом расследовании, Трамп, по словам одного из его советников, начинал кричать». Помимо этого, «Трамп разозлился на Коми за то, что тот отказался поддержать его безосновательное утверждение насчет того, что его предшественник якобы его «прослушивал».

Фейковая новость о «прослушке Трампа», якобы имевшей место по приказу Обамы, остается навязчивой идеей Трампа – он не хочет от нее отказаться даже после того, как ее дружно опровергли все руководители спецслужб и независимые эксперты. Но тезис о «прослушке» оказался не в состоянии отвлечь внимание от расследований в отношении «русских связей» Трампа.

Одно из таких расследований ведет комитет Сената по делам разведки, и оно тревожит Трампа: разведкомитет обратился к министерству финансов с просьбой помочь в отношении трамповской налоговой информации. Трамп упорно отказывается (до него этого не делал ни один президент) опубликовать свою налоговую декларацию. Тем самым он дает основания подозревать, что там кроется гораздо больше российских денег, чем те $95 млн, которые уплатил олигарх Рыболовлев за трамповское имение во Флориде (Трамп купил его тремя годами раньше за $41 млн), и $12,2 млн, которые Трамп получил за проведение конкурса «Мисс Вселенная» в Москве в 2013 году.

В рамках расследования «Раша-гейта», которое ведет министерство юстиции США, федеральное большое жюри присяжных в штате Вирджиния разослало повестки, затребовав показания и материалы, касающиеся экс-генерала Майкла Флинна: он был отправлен в отставку с поста помощника президента по вопросам национальной безопасности, когда выяснилось, что он лгал о своих связях с Москвой. Американские СМИ утверждают, что «Раша-гейтом» Трампа в минюсте занимается еще одно большое жюри присяжных, которое заседает в Нью-Йорке. Оно наверняка сопоставляет его нынешние отрицания бизнес-связей с Россией с тем, что он, например, говорил журналистам в 2008 году: «У меня всегда были очень успешные бизнес-связи с Россией». Сын президента, Эрик Трамп, несколько лет назад сообщил в интервью: «Большинство наших покупателей – иностранцы, очень многие из них – россияне». Он же заявил в другом интервью, в 2014 году: «Мы получаем столько денег, сколько захотим, из России».

В отношении «Раша-гейта» Трамп раз за разом «сам себе стреляет в ногу», по любимому выражению американской прессы. На следующий день после того, как он отправил в отставку директора ФБР, в Белый дом приехали гости – глава российского МИДа Сергей Лавров и посол РФ в США Сергей Кисляк (тот самый, из-за телефонных разговоров и встреч с которым во многом разгорелся сыр-бор «Раша-гейта»). Как будто специально во вред себе, Трамп не допустил на встречу с ними американские СМИ, зато допустил российские, которые и запечатлели президента США с российскими гостями. «Они нас обманули», – анонимно пожаловался прессе один из помощников Трампа. По словам Джона Шиндлера, «похоже, что Москва хотела показать: в любой момент, когда захочет, она может манипулировать президентом Трампом и его администрацией».

Вдобавок – это последний вклад Трампа в копилку антитрамповского компромата – Трамп поделился с Лавровым и Кисляком (об этом пишет The Washington Post) секретной информацией антитеррористического свойства, которой США «даже не делились со своими союзниками».

Трамп не помогает себе сам, и мало кто захочет ему помочь за пределами его семьи (видимо, поэтому он поручает членам семьи важные государственные дела). Во всяком случае, от спецслужб он точно не может ждать помощи: его оскорбительные выпады в адрес разведывательного сообщества, а затем – грубое увольнение главы ФБР под вымышленным предлогом не снискали ему друзей в ЦРУ, ФБР, АНБ и других спецведомствах. Кого бы он ни назначил руководителем ФБР, этот человек будет вести расследование не один, а с «рабочими лошадками», которые будут проталкивать правду и давать утечки, если босс начнет заметать правду под ковер в угоду Трампу. Журнал The Week назвал трамповский Белый дом «обладателем рекорда по количеству утечек»; именно поэтому утечки – объект особой ярости президента.

Известный американский публицист Макс Бут (родившийся в Москве и ребенком привезенный в США) пишет в журнале Foreign Policy: «Президент Трамп последовательно ведет себя как человек, котому есть, что скрывать. Каждый раз, когда давление на него «Кремлингейта» (еще одно название «русского скандала» Трампа. – И.Б.) становится слишком сильным, он совершает сумасбродные и контрпродуктивные шаги». В качестве примера он приводит выдумку Трампа о том, что его якобы прослушивали по приказу Обамы: эту утку Трамп запустил сразу после того, как министр юстиции Джефф Сешнз признался, что ранее говорил неправду о встречах с послом РФ, и самоустранился от «Раша-гейта». Трамп был в бешенстве: от расследования отошел преданный ему человек, которому подчиняется ФБР; Трамп надеялся, что уж Сешнз-то спустит всю историю на тормозах.

Устранился от «Раша-гейта» и еще один человек Трампа – Девин Нуньес, председатель сенатского комитета по делам разведки. Трамп втравил его в выдуманную «теорию заговора» – о якобы незаконных действиях обамовской администрации в отношении сотрудников предвыборного штаба Трампа. Вслед за ним загубил свою репутацию замминистра юстиции Род Розенстин, уважаемый и опытный прокурор: он участвовал в инициированном Трампом увольнении главы ФБР Коми.

Что дальше? Слово «импичмент» звучит все чаще, но в этом вопросе от слова до дела неблизко.

Источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *