В Крыму запретили религиозные шествия по улицам

Два «свежих» судебных дела по антитеррористическим поправкам Ирины Яровой в очередной раз ставят под вопрос адекватность блюстителей правопорядка. В первом случае сотрудники ФСБ настаивают, что проводить богослужение в жилом доме отныне запрещено. Говоря простым языком — покушаются на право молиться в собственной квартире.

В это же время в Крыму судья уже вынесла постановление, что согласованное религиозное шествие по улицам города нарушает закон.

В Крыму запретили религиозные шествия по улицам

Речь идет о мероприятии, организованном последователями Кришны и одобренном городской администрацией. Так как исключения для вероисповеданий закон не делает, то под угрозой оказалась такая древняя традиция, как крестный ход. Как известно, этот христианский обряд совершается не только шествием вокруг храма, но и по улицам города, села, деревни, от одной церкви к другой и пр.

И все это преподносится как антитеррористические меры безопасности.

Мы продолжаем знакомить читателей с хроникой абсурдных судебных дел по религиозным поправкам Ирины Яровой.

***

Почти год назад был принят «пакет Яровой» — так прозвали в народе антитеррористические поправки к Федеральному закону «О свободе совести и о религиозных объединениях». Особое изумление у юристов вызвала «миссионерская» часть поправок. Толкование этой части закона настолько туманно, что не может не привести к фантасмагорическим последствиям. Мы уже рассказывали подробно о том, к каким именно: на скамью подсудимых отправляют тех верующих, кто выделяется из толпы. Над нелепыми попытками правоохранителей продемонстрировать закон в действии можно было бы просто посмеяться. Но в то же время нельзя забывать о главном: несовершенство закона препятствует выявлению действительно опасной деятельности религиозных организаций.

Для начала напомним себе о том, что Конституция РФ гарантирует всем гражданам свободно исповедовать и практиковать любую религию. А теперь перенесемся в Карачаево-Черкесию, на маленький хутор Ершов, практически на границе с Краснодарским краем. Население деревеньки — около ста человек. Из них примерно половина является последователями Кришны. При том, что в самом регионе преобладает мусульманство, никаких конфликтов между местными жителями на хуторе нет. Все друг друга знают и друг с другом дружат.

Община индуистов живет в Ершове еще с советских времен. Это поселение находится в живописных местах, на самом краю цивилизации — после границы начинаются горы. Автобусы сюда не ходят, магазинов нет, как и случайных людей. Но единоверцы со всей страны периодически приезжают в Ершов, чтобы отдохнуть телом и духом.

Лет двадцать назад один из местных жителей обустроил свой дом под место собраний верующих. Постройка крошечная, считай, избушка. Все, что в ней есть, — это кухня и небольшая комната, которую оборудовали под алтарную.

Дом находится в частной собственности и является жилым помещением, но по факту там никто не живет, зато регулярно проводятся собрания и богослужения. Но не стоит думать, что кришнаиты Ершова целиком предоставлены сами себе: регион все-таки тревожный, поэтому с проверками местные правоохранительные органы приезжают постоянно. От них никто и не скрывается, все местные прекрасно знают, что и когда происходит на хуторе, в том числе и в доме-храме. Объяснения у верующих брали по одной и той же схеме: «Что вы тут делаете?» — «Молимся». — «Молитесь на здоровье, только напишите нам для отчета».

В Крыму запретили религиозные шествия по улицам

Как только приняли «закон Яровой», сотрудники органов власти по всей России принялись яро его исполнять. Любопытно, что именно в Карачаево-Черкесии было заведено первое дело по «миссионерским» поправкам. Впрочем, оно было прекращено — в действиях обвиняемого не нашли состава правонарушения. Видимо, спустя почти год снова понадобилось кого-то привлечь. Вспомнили о Ершове, о кришнаитах, о доме с алтарем… И в один прекрасный день местный участковый получает письмо от регионального УФСБ, в котором от него требуют провести проверку на предмет соблюдения законодательства о свободе совести и о религиозных объединениях.

«…Ячейка Международного общества сознания Кришны осуществляет деятельность с нарушением требований законодательства Установлено, что религиозные обряды и миссионерскую деятельность последователи проводят в жилом доме, что свидетельствует о нарушении положений Федерального закона».

Стоит уточнить, что подобные депеши от контрразведчиков вовсе не означают, что надо действительно проводить проверку. Ответ из серии «мы все проверили, нарушений нет» никто не примет. В наше время подобные формулировки трактуются весьма однозначно. В этой ситуации подтекст гласил: «Ваши кришнаиты теперь нарушают закон, их надо наказать».

Председателя Ершовского общества сознания Кришны Сергея Беляева знают все в округе. В миру Беляев — доктор медицинских наук, на протяжении семи лет преподавал в Ростовском мединституте, потом переехал в Ершов и работал хирургом в местной больнице в соседнем селе.

Участковый оказался в сложной ситуации. Он был удивлен, что столь уважаемые правоохранительные органы заинтересовались богослужениями на хуторе и потребовали возбудить дело. Но отказать не мог — иначе его карьера закончилась бы здесь и сейчас.

Так что дело возбудили и будут его рассматривать.

Но обвинения ФСБ-шников не имеют ничего общего с реальностью.

Что именно делали кришнаиты в жилом доме? Молились, пели, то есть проводили богослужения.

— Вот только в данном случае богослужение не имеет никакого отношения к миссионерской деятельности, которая действительно запрещена в жилых помещениях Федеральным законом «О свободе совести и о религиозных объединениях», — объясняет юрист Гильдии экспертов по религии и праву и защитник Беляева Михаил Фролов. — Это равноценно тому, что запрещать семье молиться перед едой. Ведь тот же самый закон прямо разрешает в жилых помещениях проведение богослужений и обрядов. Но при этом закон не устанавливает признаков богослужения, чтобы можно было определить: это еще богослужение или уже миссионерская деятельность, не связанная с богослужением?

Впрочем, в том, что происходило на хуторе, разобраться все-таки можно. Статья 24.1 вышеупомянутого закона обнародует признаки миссионерской деятельности: это та деятельность, которая направлена на распространение информации о вероучении среди лиц, не являющихся участниками религиозного объединения, и целью которой является эти лица в это объединение вовлечь. Ершовские индуисты не могли преследовать такую цель, потому что посторонних людей на хуторе просто нет. И уж тем более их не бывает в ершовском храме, куда приходят только единоверцы. Решать, насколько эти и другие доводы обоснованны, теперь будет суд. Но и до суда можно сделать вывод, что пользы от столь сомнительной инициативы не будет никакой. Только вред — сейчас законопослушные верующие Ершова перепуганы и подумывают, не переселиться ли теперь куда-нибудь поглубже в горы, где не только полиции, вообще ни одной живой души не встретишь.

***

Пока в КЧР разбираются, можно ли молиться дома или нет, в Симферополе суд покусился на древнейшие религиозные обряды. Под раздачу снова попали кришнаиты. Тут можно было бы удивиться столь странному совпадению, но на самом деле удивляться нечему. Стиль одежды и яркие публичные выступления последователей индуизма так и притягивают желающих выслужиться в исполнении антитеррористического долга.

Снова шествие. Снова согласованное. И, главное, привычное симферопольцам — эта компания верующих пела и плясала на улицах города еще задолго до того, как остров вновь стали считать российским. Но на сей раз что-то пошло не так. Что именно, сказать сложно. Скорее всего, свидетелем мероприятия — а было оно в январе текущего года — стал некто из властей предержащих, причем в крайне плохом настроении. Потому что внезапно, несмотря на воскресный день, на улице появились сотрудники полиции и прокуратуры. Участников доставили в прокуратуру и опросили. А в апреле против организатора Ивана Васильева возбудили административное дело.

К слову, «закон Яровой» заставил верующих серьезно просветиться юридически, поэтому сейчас организаторы религиозных мероприятий подходят к делу ответственно и обзаводятся полномочиями на ведение миссионерской деятельности. Такие полномочия были и у Васильева. Но суд они не заинтересовали. Ивана обвинили в том, что он проводил шествие на улице, в общественном месте. Обвинители умудрились прочитать закон таким образом, что им показалось, будто это запрещено при любых обстоятельствах.

В Крыму запретили религиозные шествия по улицам

— В пункте 2 статьи 24.1 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях» перечислены места, где миссионерская деятельность осуществляется беспрепятственно, — рассказывает Михаил Фролов. — Это храмы, кладбища, места паломничества и т.д. Прокуратура и суд заняли такую позицию, будто во всех других местах, в том числе на улице, это делать нельзя. Но если читать закон внимательно, то выходит совершенно другое: во всех остальных местах миссионерская деятельность осуществляться может, но в соответствии с установленными правилами.

Ключевое правило заключается в том, что гражданин, ведущий миссионерскую деятельность, должен иметь полномочия от религиозной организации, членом которой он является. И тогда проповедуй где хочешь — кроме жилых помещений. (Статья 24.2 ФЗ «О свободе совести и о религиозных объединениях».) А в местах, перечисленных в законе, — в основном религиозного назначения — полномочия вообще не нужны. Именно эти доводы и привела в суде сторона защиты.

Суд очень удивился. Но не поддался. И счел эти доводы… противоречащими законодательству. Васильева все-таки признали виновным, причем с той же формулировкой, с которой ему вменялось обвинение. Судья настояла, что «пунктами 2–4 статьи 24.1 Закона №125-ФЗ императивно определены места, в которых возможно осуществление миссионерской деятельности, среди которых улица не указана». Логика подсказывает обратиться к статье 24.2, в которой разъясняется порядок осуществления этой деятельности. Ведь из этого можно сделать вывод, что составители закона не только предполагают ее осуществление вне мест, перечисленных выше, но и рассказывают, на каких условиях это разрешается. Но эта статья осталась незамеченной.

Таким образом, легким движением молотка мировой судья Ольга Чепиль фактически запретила на территории Крыма любые религиозные шествия в общественных местах. Так как исключения для вероисповеданий закон не делает, то под угрозой оказалась такая древняя традиция, как крестный ход. Как известно, шествие совершается не только вокруг храма, но и по улицам города, села, деревни, от одной церкви к другой и пр. И если для служителей Фемиды шествие последователей Кришны вне закона, то выходит, что и организаторов шествия последователей Иисуса тоже можно осудить по точно такой же статье.

К слову, за шествие попало и той инстанции, которая его согласовала. Прокуратура была настолько возмущена «нарушением», что прислала в администрацию Симферополя представление, где отчитала за согласование мероприятия, заведомо нарушающего закон. Сотрудника, отвечающего за это, требовали наказать. В администрации, конечно, изрядно испугались, вину признали и посетовали, что наказать виновного, увы, не могут — уволился сам через некоторое время после шествия.

Решение Симферопольского суда юристы будут обжаловать. Как показывает практика, добиться справедливости в таких делах можно. И вот тому несколько примеров. В феврале мы писали о том, что в Екатеринбурге завели дело на Деда Мороза, который не пресек во время шествия кришнаитов распространение религиозной литературы. Судья завершила процесс максимально безболезненно для стороны обвинения: обязала прокуратуру обеспечить присутствие свидетеля из Новороссийска — девушка, распространяющая литературу, приехала на шествие именно оттуда. Отыскать ее в короткий срок, конечно, оказалось трудновыполнимой задачей. Поэтому суд вынес решение по уже имеющимся материалам: производство по делу прекратить ввиду отсутствия состава правонарушения.

Юристам удалось успешно обжаловать и два «миссионерских» дела в Твери, о которых мы писали в материале от 08.02.2017. Фигурант в обоих делах один. В первом случае местный житель Андрей Пучков принял участие в шествии кришнаитов, где просто играл на барабане. Во втором — выступил с приветственным словом перед началом концерта, на котором пелись древние мантры на санскрите. Суд оба раза признал его виновным в нарушении Закона «О свободе совести и о религиозных объединениях». А в вышестоящей инстанции юристы доказали, что в действиях Пучкова не было признаков миссионерской деятельности, в незаконном осуществлении которой его обвинили.

Что же в итоге получается? Силовики (и в первую очередь сотрудники ФСБ, у которых вроде бы и без того забот по горло) из кожи вон лезут, чтобы продемонстрировать исполнение новоиспеченного (скорее наспех слепленного) закона. Суды низшей инстанции не рискуют им перечить. Но стоит делам о нарушениях попасть чуть выше, а адвокатам-профессионалам проявить настойчивость — и обвинения зачастую разбиваются в пух и прах из-за вопиющей правовой безграмотности и законодателей, и исполнителей.

Сколько денег (не говоря уже о времени и нервах всех участников процесса) потрачено впустую? В принципе, посчитать несложно. И вычесть эту сумму, например, из зарплаты авторов законопроекта. Так, глядишь, и из экономического кризиса выбрались бы.

Источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *