«В семье поселилось зло»: убийца бизнес-леди и троих детей получил приговор

Об этой истории «МК» писал уже 20 раз. Сегодня — двадцать первый. И — журналистский опыт подсказывает — не последний, хотя этот материал приурочен к приговору суда.

И все же напомним страшное содержание предыдущих серий

Тихое сентябрьское утро 2014 года омрачило жестокое убийство в богатом предместье столицы. Жертвы — Елена Переверзева, дочь бизнесмена, топ-менеджера крупной нефтяной компании Ивана Чернова, и ее дети, мал мала меньше. Вадику было 13, Саше и Кате по три годика (имена детей изменены. — Авт.). Женщину и старшего сына задушили, потом дом был подожжен, малыши сгорели во сне. Чудом спасся только жених старшей дочери хозяйки коттеджа Дмитрий Колесников. Самой дамы сердца, Даши, в ту ночь дома не было.

"В семье поселилось зло": убийца бизнес-леди и троих детей получил приговор

А дальше… Дальше сюжет закрутился так, что авторам детективов впору кусать локти. Арест Колесникова как главного подозреваемого. Его признания. Отказ от признаний. Версия о неких киллерах, ворвавшихся в дом. Жалобы на пытки в СИЗО. Срочный отъезд Даши за границу. Ее письма с просьбами отпустить невинно арестованного. Версия следствия о сговоре между Дашей и Димой с целью получения наследства. Приезд Даши из-за границы. Ее арест. И наконец — приговор Диме.

Сколько серий еще будет снято?

И главное: что в этом сценарии ложь, а что правда?

«МК» снова пытается разобраться в одном из самых запутанных и кошмарных преступлений последних лет.

Пожар

На часах было около восьми, коттеджный поселок еще не проснулся. На участке двое мужчин возле дома докуривали по традиционной утренней сигарете. 55-летний Дмитрий Гнедков, приезжий из Тульской области, вместе с напарником должны были провести небольшой ремонт дома по поручению хозяев.

Негромкий крик «помогите» откуда-то из-за угла особняка они сначала приняли за детскую шалость.

И лишь когда крики повторились, мужики заметили светло-серый дым, выбивавшийся из распахнутого окна на втором этаже соседнего дома. Оттуда же выглядывал взъерошенный парень в трусах.

Мужчины, схватив приставную лестницу, бросились на 33-й участок. Калитка распахнулась от нажатия на ручку — в охраняемом поселке запираться от соседей не принято. Лестницу приставили прямо к окну, но было видно, что парень боится спускаться. Он вылез на подоконник и неуверенно стал примеряться к верхней перекладине. Тогда Гнедков решил сам забраться наверх, чтобы помочь погорельцу. Оказавшись в помещении (это была ванная), мужчина распахнул дверь в коридор и уже думал идти дальше, посмотреть, нет ли в доме кого-то еще. Парень, заметив это, стал настойчиво его поторапливать — мол, скорее вниз, а то сгорим.

Едва ступив на землю, погорелец подбежал к окну первого этажа и… разбил стекло.

Через несколько минут весь двухэтажный дом был в огне. Решив, что парень не в себе от стресса, спасители усадили его на газон у дороги. А сами бросились вызывать пожарных. С огнем удалось справиться лишь много часов спустя.

Малышей обнаружили первыми — как позже установят эксперты, близнецы спали в своих кроватках на втором этаже, в дальней комнате, а когда дом охватил огонь, вместе с ними провалились в прогар пола. Через несколько часов нашли хозяйку дома Елену и ее старшего сына — 13-летнего Вадика. Они были придавлены рухнувшими балками перекрытий.

"В семье поселилось зло": убийца бизнес-леди и троих детей получил приговор

Версии защиты

Еще там, на пепелище, Колесников рассказал свою версию событий.

Дмитрий ночевал у Переверзевых (утром он должен был улетать из «Шереметьево» в Симферополь, в командировку, по протекции дедушки Даши), заснул в гостевой комнате, проснулся среди ночи от жуткой боли, потом потерял сознание и очнулся в ванне, заполненной водой, связанный по рукам и ногам. Он понял: в дом проникли посторонние, которые его туда и перенесли. Сквозь пелену Колесников слышал женский голос, лившийся из динамиков айпада: «Ты разрушила мою жизнь — я разрушу твою». И мужские голоса: «Ну все, кончай ее». «А с ним что делать?» (Это про Колесникова.) «На него нет заказа».

Но когда соседка с ближайшего участка, врач-хирург по профессии, внимательно осмотрела Дмитрия на пепелище, никаких увечий она у него не обнаружила. Хоть бы синяк! Только мелкие ссадины…

Характерных следов от веревок на запястьях тоже не было. И свидетель Гнедков никаких веревок не видел.

Затем логично возник вопрос: зачем Колесников разбил окно, когда спустился по лестнице вниз?

Парень оправдывался: чтобы быстрее проникнуть в дом и спасти детей — слышал, как они плакали и кричали в ванной. Это заявление само по себе выглядит странно — ведь дети спали на втором этаже, и зачем было спускаться, чтобы спасти их.

Но эксперты пришли к выводу, что малыши к тому времени уже были мертвы, поэтому никакого крика он слышать не мог. Это подтвердил и Дмитрий Гнедков: «У меня в семье пятеро малышей. Детей я бы спас даже ценой собственной жизни. Но в доме была тишина».

В этой гладко рассказанной истории было явно что-то нечисто. Находка, которую опера сделали в другом доме — на улице Лавочкина, где обосновались Дима и Даша (одна из квартир отца Елены Переверзевой), — лишь подтвердила зародившиеся сомнения. Стражи порядка обнаружили одну из глав дипломной работы Колесникова (в 2014 году парень окончил факультет робототехники МГТУ имени Баумана). Одна из частей содержала подпункт «Пожарная безопасность». Там же описывались процесс эвакуации людей при пожаре, меры пожарной безопасности, тушение пожаров. И из всей работы именно эту часть Дмитрий хранил в квартире. А ведь еще на месте огнеборцы удивлялись так некстати разбитому окну на первом этаже: приток воздуха заставил дом через пять минут вспыхнуть по всей площади.

В октябре 2014 года, уже после ареста, Колесников поменял адвоката. И версия о нападении неизвестных обросла новыми подробностями. «МК» описывал ее в материале «Исповедь обвиняемого» за 25 ноября 2014 года. Колесников заявил, что в тот вечер в комнате с Вадей они посмотрели два фильма — «Звездные войны» и «Страсти Господни». В какой-то он момент услышали шум с первого этажа, затем крики. Вадик выбежал из комнаты, Дмитрий — за ним. В пролет лестницы он увидел, как трое мужчин (двое были в масках) ударили Вадима по голове, он упал. На первом этаже он также увидел Елену — женщина лежала на полу без движения… Колесников понял, что Елена и Вадик убиты, и так испугался, что спрятался в комнате мальчика, под кроватью. Через некоторое время в комнату зашел мужчина, но, не заметив его, вышел. До утра Колесников прятался — боялся пошевелиться от страха. Выбежал, только когда начался пожар.

Между тем отец Елены Переверзевой пояснил: кровать Вадика стояла таким образом, что под ней и подмести-то можно было с трудом. А уж спрятаться взрослому человеку и подавно.

Наконец, в декабре 2014 года Дмитрий выдвинул новую версию: спал в комнате на первом этаже, проснулся от крика Елены, выбежал, его ударили по голове неизвестные мужчины. Очнулся в ванной. Правда, почему убили подростка Вадика, а его, взрослого мужика, оставили в живых, Колесников объяснить так и не смог.

"В семье поселилось зло": убийца бизнес-леди и троих детей получил приговор

Версии следствия

Признания Колесникова тоже отличались разнообразием — не меньше, чем его оправдания.

В своих первых признательных показаниях парень сказал, что Переверзеву убил он, а как умерли дети — не знает. Мотив сугубо бытовой: когда в тот вечер Дмитрий за бокалом шампанского сказал Елене, что собирается сделать Даше предложение, потенциальная теща дала решительный отпор. Дескать, ты нам не ровня, твоя мать живет с гастарбайтером (это правда: сожитель мамы Дмитрия родом из Узбекистана, подрабатывает ремонтом квартир), так что даже не суйся в нашу семью. И Даше не верь: она с тобой развлекается. Горькие слова так повлияли на Дмитрия, что он в гневе ударил женщину бутылкой по голове, а когда она упала, задушил взятой из подсобки веревкой.

Через два дня Колесников заговорил по-другому. Оказывается, преступление было спланировано заранее, причем вместе с ее дочерью!

За несколько дней до трагедии Дарья потеряла ребенка. И вскоре сказала жениху: «Дима, никто нас с тобой не поддерживает, нас никто не любит. Тебя отсылают в Симферополь на собеседование — нас специально разлучают».

Эта мысль была высказана не впервые. По словам Колесникова, якобы еще в то время, когда Даша пила таблетки, чтобы сохранить ребенка, она говорила, что не чувствует должной поддержки родных. А после выкидыша вообще заявила: забеременеть она больше не сможет.

А что делать, когда против тебя ополчился весь мир?

Дать ему сдачи. Но со всем миром бороться нереально. А вот с самыми близкими, родными людьми, которые совсем рядом и уж точно не ожидают удара, — очень даже можно.

По словам Дмитрия, Даша пообещала переписать на Колесникова свою квартиру на улице Лавочкина (там жила пара в последнее время), если он убьет Елену и Вадика. Малышей они планировали усыновить. Тонкий психологический расчет строился на том, что дед не переживет двойного удара (смерть дочери и внука-наследника) и тогда Даша станет единственной наследницей.

Кроме того, Дарья пообещала: если же Колесников не выполнит приказание до полудня

7 сентября, она покончит с собой.

"В семье поселилось зло": убийца бизнес-леди и троих детей получил приговор

Выводы

Какой из всех этих нагромождений и взаимоисключающих версий можно сделать вывод?

Самый простой: Колесников — лжец. Врет как сивый мерин, понимая, что ему грозит пожизненное заключение, выдумывает одну историю за другой, тут же забывая предыдущую. Одна ложь нагромождается на другую, и вот уже перед нами целая пирамида Хеопса, на вершине которой — жертва произвола следствия. Стоит и кричит: «Я не виноват!»

Но постойте: а как же человеческий фактор? Когда правозащитники навещали Колесникова в СИЗО (парень утверждал, что его пытают, травят какими-то особыми сигаретами, угрожают изнасиловать), они видели до смерти запуганного, забитого, раздавленного мальчишку. Но уж точно не жестокого убийцу детей.

Кроме того, почему Колесников вдруг решился признаться в убийстве? Сколько мы знаем случаев, когда люди, попав под колпак наших доблестных сотрудников правоохранительных органов, признавались черт знает в чем?

Но если факты, которые Дмитрий приводил в свою защиту, не нашли никакого подтверждения, то улик не в пользу Колесникова, увы, оказалось более чем достаточно.

«У меня очная ставка была с Дмитрием Алексеевичем — рабочим, который первым на пожар прибежал, — говорил Колесников. — И я рассказываю, что через эту дверь выбирался, а следователь записывает по-другому!»

Но свидетель Гнедков подтвердил: показания записаны верно.

«Я приехал в дом с портфелем, в котором был ноутбук. Он ведь должен был сгореть, не правда ли? Но мои родные видят, что с него кто-то постоянно выходит в Сеть с моего аккаунта».

Этот аргумент вообще не выдерживает критики. Ведь это мог сделать любой, кто знал логин и пароль. Например, та же Даша, причем войти можно с любого устройства.

Лопнула даже версия, выдвинутая неким ополченцем с Донбасса, который дал показания, что убийство семьи совершили его друзья с целью ограбления. В итоге мужчина сознался, что один из адвокатов Колесникова являлся также защитником его брата, обвинявшегося в изнасиловании. Юрист якобы обещал бесплатную защиту за нужные показания в деле об убийстве Елены Переверзевой и ее детей. Материалы в отношении адвоката выделены в отдельное производство.

Добавим, что ни одна из многочисленных камер видеонаблюдения в поселке не зафиксировала в ту ночь присутствия посторонних. Не видели чужих и охранники. Невольно вспоминается правило Шерлока Холмса: «Отбросьте всё, что не могло иметь места, и останется один-единственный факт, который и есть истина».

А истина в данном случае проста: можно сколько угодно тщательно планировать преступление, но невозможно предугадать, как злодейство будет выглядеть в реальности.

Колесников, видимо, думал, что это будет похоже на смонтированный фильм: кадр — труп, а потом р-р-раз — и сцена из другой жизни. Даша ведь обещала еще и кругосветное путешествие за счет имущества деда. Но ведь Дмитрий не матерый бандит, а 22-летний студент, только окончивший вуз.

Судя по всему, после убийства Елены и Вадика Колесников сидел с трупами до утра. Возможно, вспоминал и горькие слова Елены, и приятные минуты, совместные походы в зоопарк с малышами, и то, как Вадик, придя с прогулки, радостно кинулся к нему и обнял. «Близнецы не должны были погибнуть», — твердит Колесников. Но почему тогда он не кинулся за ними? Колесников уверяет, что забыл про них. А скорее всего, просто… смалодушничал.

Источник

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *