Home » Общество » Здравоохранение: страсти вокруг госзакупок

Здравоохранение: страсти вокруг госзакупок

Здравоохранение: страсти вокруг госзакупок

При этом заметим, обвинения в адрес столичных чиновников сферы здравоохранения, звучавшие из уст бывшего главврача этого медицинского учреждения Махсона, оказались неоднозначными. Не успел в столице утихнуть скандал вокруг 62-й больницы, бывший главврач которой Анатолий Махсон в интервью газете «Коммерсант» обвинил Департамент здравоохранения Москвы (ДЗМ) в том, что онкобольным не хватает лекарств, как подобные брожения ждут другие регионы. И это не первый, и, вероятно, не последний раз, когда врачи и сочувствующие им журналисты будут будировать протестные настроения среди больных. И у этого протеста есть вполне конкретные источники. Парадоксально, но в апогее своей борьбы с московским правительством Махсон стал обвинять чиновников даже тогда, когда цены на аукционах по закупке лекарств снижались в сотни раз. В качестве примера он назвал аукцион № 0173200001415001114 (ноябрь 2015 г.), заказчиком которого является ДЗМ. При стартовой цене более 240 млн. рублей, контракт в итоге был заключен всего за 1,2 млн. рублей. Безусловно, субъективный фактор в схемах госзакупок, и не только в медицине, присутствует. Порой с этим разбираются даже правоохранительные органы. Но в проблемах с закупками медицинских препаратов присутствуют и объективные причины. Специалисты отмечают, что цены всегда выше там, где нет конкуренции, и прежде всего там, где отечественная фарминдустрия не может противопоставить западным препаратам отечественные аналоги. Не случайно авторитетный в отрасли эксперт Давид Мелик-Гусейнов, кандидат фармацевтических наук, доцент, руководитель экспертного совета по здравоохранению при общественной организации «Деловая Россия», заявляет, что многочисленные обвинения в адрес чиновников, не правда. И удивляется, что «профессионалы, которые знают, что это неправда, почему-то молчат». Впрочем, медицинские интернет издания отмечают, что закупочная политика 62-й больницы и ДЗМ, расходясь в мелочах, в целом схожа. Возможно поэтому, у некоторых медицинских интернет изданий создается впечатление, что когда тот же Махсон заявляет, что ему «абсолютно все равно, какая компания продает препарат, кто продает качественные препараты дешевле, тот и прав. У кого цена лучше – у того и покупаем», врач то ли лукавит, то ли его откровенно используют. Ведь, когда он заявляет, что ему абсолютно не знакомы те фирмы, у которых закупает лекарственные препараты ДМЗ, то это лишь потому, что при нем 62-я больница предпочитала закупать у известной всему рынку компании «Р-Фарм». Больница, пользуясь своей автономностью, формировала условия конкурсов по своему усмотрению, в том числе закупала иностранные препараты. А вот если бы закупались только отечественные препараты, «Р-Фарм» потерял бы миллионы. Конечно, для компании «Р-Фарм», владелец которой Алексей Репик, в рейтинге «Короли госзаказа — 2017» журнала Forbes занял 13 место с суммой господрядов на 45,6 млрд. рублей, подобная потеря – капля в море. Но проблема в том, что в последнее время вышедшие отечественные лекарства и дженерики потеснили компанию на российском рынке. Для сравнения, если до появления российского дженерика в 2015 году упаковка швейцарского трастузумаба (400 мг) стоила 77,3 тысячи рублей, то в 2016 году, когда компания «Биокад» выпустила российский аналог, цена упала до 55,2 тысяч рублей. А к концу 2016 года стоимость швейцарского препарата снизилась до 26 тысяч рублей, а минимальная цена упаковки лекарства от «Биокада» – до 19 тысяч рублей. В 2014 году аналогичная история случилась, когда на российский рынок вышел первый отечественный дженериковый препарат – «ретуксимаб», который в течение двух лет полностью вытеснил импортный препарат «маптера». В 2015 году у «Биокада» вышел еще один дженерик — «бевацезумаб», который к концу 2016 года полностью вытеснил с российского рынка свой иностранный оригинал — «авастин». С выпуском своего трастузумаба «Биокад» получает 20 % рынка закупок препаратов для онкологических больных. В целом же, если еще год-два назад доля «Р-Фарм» в онкологическом сегменте составляла не менее 50 %, то в этом году она может упасть. Вот Давид Мелик-Гусейнов и объясняет, что происходит на самом деле: обычные люди, которые совершенно не разбираются в тонкостях процесса закупок лекарственных средств, искренне верят, что «кто-то там устанавливает «конские» цены, кто-то там выводит себе в карман госбюджет». «А отсюда рождается, во-первых, недоверие к власти, а во-вторых, протестные настроения среди граждан», — заключает эксперт. Зачем это делается понятно. Кстати, как отметил недавно, ее новый главврач Дмитрий Каннер, рекомендованный самим Махсоном, если бы больница оставалась автономной, из-за недостатка средств ей пришлось бы закрыть ряд лабораторий, которые может спасти только переход на бюджетное содержание. Тем временем, подобные конфликты в последние годы происходят не только в столице. Два года назад в Самарской области вдруг разразился аналогичный нынешнему московскому скандал с нехваткой лекарств для больных в областном Центре по профилактике и борьбе со СПИДом. В Липецке несколько лет назад произошла скандальная история с закупками лекарственных препаратов. «Одним из постоянных участников торгов являлась крупная столичная фармацевтическая компания ЗАО «Р-Фарм»… ЗАО нарушило условия двух государственных контрактов. В первом случае предоставило шприц-ручки — устройства для введения инсулина — с ограниченным сроком годности, что не было прописано в контракте. В другом — обещало поставить лекарства одного образца, однако производитель начал выпускать лекарства другого образца, поэтому ЗАО не смогло исполнить условия контракта… Как позже выяснится, в Липецкой области компания выигрывала заказы во многом благодаря покровительству чиновницы», писала Российская газета. Кстати, дело в том, что компания «Р-Фарм» специализируется только на дистрибуции импортных лекарств, и развитие российской фармацевтики может помешать благополучию компании Репика. А потому, о каком здоровье больных может идти речь, когда возглавляемая им «Деловая Россия» выступила за отсрочку законопроекта Минпромторга, устанавливающего преференции для отечественных фармкомпаний. «Я бы очень хотел поинтересоваться у Алексея Репика… как происходит обсуждение и как принимаются подобные решения, если я, не самый, вероятно, последний в этой отрасли специалист, узнаю о них из СМИ», — удивлялся потом Александр Семенов, член отраслевого отделения по фармации и биотехнологиям той же «Деловой России» и учредитель и президент АО «Активный компонент» — одного из немногих в России предприятий, производящих активные фармацевтические субстанции, которому поддержка правительства как раз не помешала бы. Конечно, и раньше было известно, что на заседаниях «Деловой России» Репик неоднократно высказывался в защиту иностранных фармпроизводителей. Впрочем, учитывая особенности ведения бизнеса, было бы наивно представлять бизнесменов идеалистами, радетелями за интересы больных, борцами с коррупцией. Каждый возмущенный обыватель, каждый протестующий больной – это борьба за миллиардные госзаказы для иностранных фармкомпаний. Бизнес, и только бизнес!

Источник: wek.ru

Источник

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *