Home » Политика » Ценность Украины для США сомнительна

Ценность Украины для США сомнительна

Ценность Украины для США сомнительна

Со слов главы французского МИД Жан-Марка Эйро, на прошедшей встрече G7 госсекретарь США Рекс Тиллерсон задал вопрос – почему американцев должен волновать кризис на Украине. Тогда французский коллега указал, что это «в интересах американских налогоплательщиков — иметь защищенную, сильную политически и экономически Европу». «Вы не хотите слабую Европу, разбитую на маленькие части, и слабую».

Очевидно, что несмотря на агрессивные зигзаги американской внешней политики (авианалёт на сирийскую базу, движение авианосцев к берегам Кореи), отличия от времён Обамы всё-таки есть. Трамп не собирается работать на подержание ЕС, который при США играет похожую роль, что Италия при Третьем Рейхе – союзник, которому перепадает мелочь, которую геополитический гигант не удостоил даже взглядом. Европейцы отпущены в свободное плавание, и это значит, что никакого аналога «плана Маршалла» для Украины не будет. То есть, поддержка статуса Европы как «социального рая» при полной демилитаризации – отныне это проблема не США, а самих европейцев.

Единственное, что пока представляется загадкой – как далеко может зайти Белый дом в случае решительных действий России на Украине. Ну то есть может ли Путин сказать, как Трамп, что Порошенко – это «животное», которое поддерживают США, и для демонстрации силы и готовности обеспечить защиту Донбасса совершить авианалёт на украинскую военную базу, не вызвав чего-нибудь более серьёзного, чем дежурное возмущение американской администрации? Если может, то мир явно становится многополярным, если нет – при его фактической полутораполярности США делают заявку на поддержание своего положения как гегемонистского.

Вообще, конечно, хорошо наглядно сравнивать историю Римской империи и США. При Обаме обозначился закат великой державы, который Трамп интуитивно пытается оттянуть. В таком раскладе Украина – это присоединенная позже всех провинция вроде Дакии, которую империя первой же и потеряет. Является ли при этом Россия аналогом Парфии – сильнейшего восточного противника Рима, уже не имеет значения. Украина находится на краю периферии как американских, так и европейских интересов. Ей позволяют ассоциировать себя с Европой, отменяя визовый режим, но вряд ли мы когда-нибудь увидим её в ЕС, разве что её туда примут в самый пик падения сообщества и выхода из него более значимых участников.

Американская политика испытывает состояние турбулентности, связанное с тем, что лояльность части элит и государственного аппарата Трампу весьма сомнительна. И предсказать дальнейшие шаги Белого дома становится невозможно. Миллиардер стал президентом только благодаря ценностной оппозиции бывшему руководству, попытка изобразить Обаму 2.0 после той критики, которую Трамп успел обрушить на своего предшественника, может оказаться губительной. И если Трамп считал политику Обамы на Ближнем Востоке провальной и неуверенной, то очевидно, он собирается пойти на определенные решительные шаги. После бомбардировки Шайрата все сомнения вроде должны быть сняты – Трамп в Асаде видит «мясника», который на своём посту не может оставаться и дня. Но перед выборами американский президент сделал несколько многообещающих заявлений о готовности сотрудничать с Россией в деле противостояния исламскому терроризму. А тут получается, что Трамп вовсе никакой не антиглобалист и не правый, а обычный либерал, видящий в диктаторе Асаде большее зло, нежели в исламистах. Возможно, это заблуждение – ведь после визита Тиллерсона в Москву Трамп выразил надежду на улучшение отношений с Россией и признал, что в данный момент они находятся «на самом низком уровне». Трамп не хочет выглядеть слабаком и в то же время понимает, что и Путин будет стараться вести себя как сильный политик. Поэтому рано или поздно две страны должны прийти к каким-то общим договоренностям.

В любом случае, Россия должна послать четкий сигнал и Киеву, и Вашингтону, что разговор с ней на языке ультиматумов невозможен. Более того, Москва чувствует ответственность за судьбу людей (которых хорошо бы сделать нашими гражданами, раздав паспорта), периодически подвергающихся бомбардировкам и обстрелам украинской стороной. И готова оказать им помощь. Потому что демократия, права человека и всё такое – как в Сирии. Раньше – при Буше-младшем и Обаме это вряд ли бы прошло, но сейчас попытаться стоит. Ненароком Путин имеет имидж близнеца Трампа – такого же жесткого и последовательного деятеля, на всякую угрозу отвечающего действием.

Важно помнить и то, сколько Трамп не поддавайся давлению старых «ястребов», неоконов и адептов «гуманитарной интервенции», личная обида для него имеет первостепенное значение. И на Украину таковая имеется – смотрите подробнее скандал с главой избирательного штаба Полом Манафортом. Конечно, без обещаний гарантировать «территориальную целостность» сателлита вряд ли можно обойтись – это традиция носителей нового мирового порядка. Но можно ли гарантировать то, что сами украинцы упорно отрицают, делая всё возможное, чтобы Донбасс не вошёл в состав Незалежной уже никогда. Да и Третий Рейх, помнится, бросил своего союзника — Финляндию, как только Советский Союз предъявил притязания на финские территории. Так что бросание «друзей» на произвол судьбы – не такое уж редкое явление в мировой истории.

Поэтому радость украинской власти от авиаудара по Шайрату слишком преждевременна. Следующий шаг в этой глобальной партии будет за Россией.

Источник

Add a Comment

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *